Валерий Сальников

РУССКИЙ ХАРАКТЕР

Я - славянин. Говорю это не кичась, или наоборот, не укоряя предков, просто констатирую факт. Если еще точнее, то я - русский, хотя во мне есть толики татарской и финской кровей.

Наверное, каждый согласится, что любой народ имеет свой особенный национальный характер, национальную доминанту, при всем многообразии характеров людей этого народа. Англосаксы отличаются педантичностью и аккуратностью, Романцы больше склонны к веселью и искусствам. Японцы славятся вежливостью и самоуважением.

Почему так? А как у нас?

Я много размышлял над особенностями русского национального характера и причинами их возникновения и потому хочу в простой и ясной форме изложить свои выводы.

Краткий исторический экскурс. Западная Европа

Если вернуться к началу средних веков, то можно утверждать, что после падения Римской империи в Европе наступили долгие времена дикости. По всей, в большинстве своем, крестьянской, Европе было повсеместно принято, что домашние животные жили в тех же помещениях, что и люди. Понятие гигиены не было известно, люди мылись в естественных водоемах в теплое время года. Вши, блохи, мухи, тараканы, другие насекомые были непременными спутниками человеческой жизни.

Европейская цивилизация топталась на месте. Основной причиной этому была низкая энерговооруженность и столь же никудышная образованность членов общества.

Исторический опыт доказал, что основным способом непрерывного улучшения жизни человечества является развитие товарного хозяйства, стимулирующее товарообмен. Товарообмен восполняет недостаток необходимых продуктов на местах и, что гораздо важнее, служит постоянным источником знаний о том, как живут люди в других местах, что они умеют делать и можно ли эти умения воспринять и использовать самостоятельно. Людям требуются знания, и энергия для создания или обустройства собственной жизни. Чем больше знаний и энергии, тем быстрее развивается общество.

В те времена источниками энергии служили в основном человеческие руки и тягловая сила домашних животных. (Если условно принять, что лошадь в 5 раз мощнее человека, то можно объяснить военное преимущество конного войска над пехотой). Но столь невысокая энерговооруженность не позволяла создавать достаточный избыток продукта, необходимого для интенсивного товарообмена.

Несмотря на то, что разнообразные источники энергии буквально окружали человека, крайняя необразованность не позволяла людям их использование. Например, знания об использование энергии ветра для эффективного движения судов или помола зерна были либо утрачены, либо еще не открыты. Водная энергия использовалась самым примитивным способом, для сплава грузов по течению рек. Химическую энергию (хотя, что это такое, никто и не знал) применяли лишь путем сжигания древесины для отапливания жилищ. Не хватало знаний. Множество достижений Римской империи, например, в строительстве и металлообработке, были не восприняты и канули в лету.

Но люди все же стремились жить лучше. Когда первые караваны привезли шелковые ткани из Китая, то выяснилось, что вши не могут держаться на скользкой поверхности шелка. Поэтому дворяне, которые могли себе позволить приобретать дорогие вещи, стали использовать шелк в виде поддевки под одежду. Так, кстати, появилось нательное белье. Свойства шелка настолько ценились в Европе, что возник Великий Шелковый Путь, растянувшийся на тысячи километров и регулярно поставляющий шелка из Китая в Европу.

Люди, жившие в окрестностях Великого Шелкового Пути, скоро (ну, лет через 100) сообразили, что гораздо выгоднее грабить караваны, чем заниматься сельским хозяйством или скотоводством. Тем самым, многие народности, жившие в окрестностях этой великой торговой артерии, получили основной источник пропитания в виде грабежа. Соответственно, у этих народностей возник культ воина, по сути грабителя, который и определил дальнейшее формирование их национального характера.

Но однажды наступил великий момент, когда европейцы выяснили, что если долго варить смесь жира с золой, то можно получить мыло. Мыло явилось одним из великих открытий цивилизации, однако его использование оказалось основной причиной утраты ценности шелка в качестве гигиенического средства. Периодические эпидемии чумы и холеры, поражавшие плотно заселенную Европу, путем естественного отбора оставили в живых тех, кто чаще пользовался мылом в обыденной жизни. Большинство эпидемий заканчивались на пороге западной Европы и не проникали в малонаселенную Россию. Культ личной гигиены проник в поры западноевропейского общества.

Итак, шелк, побежденный мылом, потерял актуальность и вместе с этим исчез и Великий Шелковый Путь. Народности, занимавшиеся его "эксплуатацией", остались "без средств к существованию". Это привело к многочисленным междоусобным грабительским войнам в районах пролегания Пути, которые, в конечном счете, привели к вычеркиванию из списка живых наиболее рьяных последователей доктрины грабежа. Культ воина несколько потускнел, потеряв свое прямое, "прикладное" значение, так как грабить ни на Пути, ни друг у друга стало нечего, но по-прежнему занимал почетное место в этических платформах местных народов, подкрепленный к этому времени представлением о воине как о защитнике от пришлых посягателей.

В Европе в это время шел обратный процесс. Скандинавы, до некоторых пор жившие за счет грабежа прибрежных народов, постепенно отказались от этой неэффективной практики и занялись собственным хозяйством. После этого уровень жизни у них стал быстро повышаться. Плотно заселенная Европа в основном перешла от конфронтации к сотрудничеству.

В это же время понемногу создавались предпосылки зарождения машинной цивилизации. Был изобретен косой парус, что позволило парусному судну двигаться практически под любыми углами к ветру. Это изобретение на порядок улучшило мореходные качества парусных судов и открыло эпоху великих географических открытий. Мореплавание принесло новые знания и новые товары. Обмен знаниями и товарами привел к серьезному скачку в развитии народов, сведущих в мореплавании.

Основным прорывом, послужившим фактическому началу промышленной цивилизации, оказалось открытие паровой энергии, как существенно более эффективного использования химической энергии топлива. Паровые машины резко ускорили развитие текстильной промышленности (приводы ткацких станков), производства стальных конструкций (паровые молоты), транспорта (паровозы). Возрастание товарной массы привело к повышению товарообмена и, как сопутствующее, к ускоренному обмену знаниями. Народ в западной Европе постоянно расширял кругозор, так как мог воспользоваться не только достижениями, известными в своей деревне или в своем городе, но и достижениями, привезенными издалека. Сельское хозяйство обзавелось стальным инструментом, получили применение ирригация и мелиорация. Общество стало производить настолько много продукта, что в нем нашлось место и для образования. Появление сети городских школ и университетов еще более ускорило общественный прогресс.

На некотором этапе своего становления европейское общество начало ощущать идеологические тиски католицизма, который, несмотря на очевидную в прошлом пользу (создание общеевропейской морали как коммуникативного базиса), не мог мириться с идеей индивидуальной инициативы, так как рассматривал подотчетное ему население не как сообщество инициативных людей, а как "паству". После кризиса католицизма, обусловленного мощным антиклерикальным "освободительным" движением, появились протестантизм и англиканская церковь, которые устранили тормозящие догматы для большей части населения западной Европы, что еще более ускорило процесс экономического роста.

Появились научные школы. В арифметике произошел переход от римских цифр к арабским, что сделало доступными арифметические вычисления для широких слоев населения. Возникли новые науки, такие как алгебра, алхимия трансформировалась в химию, нужды строительства и картографии стимулировали оформление тригонометрии в виде отдельной области знаний, стали создаваться основы математического анализа. Научное развитие быстро продвинуло вперед понимание процессов в металлургии. Из идеи гончарного круга родился токарный станок с ручным или паровым приводом. Именно токарный станок вместе с паровым молотом стали ядром развивающегося машиностроения. Благодаря работам гениального Пастера, врачебное дело полностью перешло от шаманства и знахарства к развитию научных принципов медицины на базе эмпирического опыта.

А что же у нас, в России?

Россия. Это же время

Интеграция восточных славян в единую нацию проходила трудно и медленно. Киевская Русь, самое крупное феодальное образование, не успела объединить под своим крылом более мелкие княжества к тому моменту, когда лавина конных грабителей, зародившаяся в монгольских степях, с боями пересекла среднюю Азию, разрастаясь численно за счет рекрутов из побежденных народов, и хлынула в восточную Европу.

Татаро-монгольская орда по существу явилась повторным открытием такого социального феномена как "мигрирующее экстерриториальное государство, живущее за счет грабежа оседлых народов", которое было изобретено Александром Македонским. Такие образования, подобно раковой опухоли, сметают все на своем пути, и умирают, если не могут двигаться дальше. После их смерти территории, подвергшиеся нашествию, еще долгие века находятся в упадке. Так что я не причислял бы Александра Македонского, Чингисхана и других подобных деятелей к величайшим людям человечества. Это то же, что причислить к ряду великих чумную бациллу. За их плечами этих людей только смерть многих людей. И ничего более.

Итак, татаро-монгольское иго в корне подрубило набиравшую силу Киевскую Русь и резко ослабило центростремительные силы славянского объединения, надолго лишив славянские племена объединяющего центра. Прошло триста лет, пока в северных районах Руси вновь не появился такой центр, постепенно освободившийся от диктата Орды, которая, будучи остановлена более подготовленными в военном отношении западными странами, загнивала и хирела, как ей и полагалось. По существу, освобождение произошло не благодаря возрастанию мощи Московской Руси, а естественному умиранию Орды, лишенной возможности дальнейшей экспансии. В эти времена на территории России образовались немало удаленных друг от друга славянских княжеств и подобная "кластерная" структура размещения населения в той или иной мере сохранилась до сих пор. Если в западной Европе города и страны располагались компактно, то в России тех лет возможно было проехать сотни верст не встретив живой души.

Общинный уклад

К чему привела подобная уединенность русских поселений?

Как получилось, что, стартовав на пороге второго тысячелетия от рождества Христова приблизительно в равных условиях, Россия начала безнадежно отставать от западной Европы в плане социального, экономического и государственного развития? Как получилось, что в XVI -XVII веках в Швейцарии уже производились отличные хронометры (для чего нужно было владеть основами точной механики, оптики, ювелирным делом, металлообработкой, подбором пар скольжения и пр.), в Голландии отвоевывали сушу у моря с помощью дамб и откачивали воду из отгороженных от моря территорий ветряными насосами, а русский крестьянин по-прежнему пахал деревянной сохой и сеял, разбрасывая семена руками?

Причина этому лежит в присущей общинному укладу тенденции к самоизоляции.

Общинное обустройство жизни ведет ко многим и зачастую пагубным последствиям для общественного и экономического развития общества. Поскольку община автоматически настроена на воспроизводство самое себя, она не приемлет идей общественного прогресса. Ребенок, родившись в условиях устоявшейся общинной иерархии, занимает свою традиционную ячейку и с возрастом идет по иерархической лестнице от одной ступени к другой. Такой уклад не способствует развитию инициативы, более того, члены общины с повышенной инициативой либо наказывались, либо, в конце концов, изгонялись.

Изгои видимо были в немалом числе, так что им поневоле приходилось сбиваться в стаи и разбойничать. А где легче грабить? Конечно, на трактах. Таким образом, появление дорожных банд еще более затрудняло контакты между поселениями.

Внутриобщинные браки людей с близким родством способствовали, в соответствии с законами селекции, созданию чистых генетических линий, характерных схожим обликом и темпераментом местных жителей, а также постепенной деградации местного генофонда.

Особое значение имеет проблема общинной собственности. Каждое высшее животное стремится иметь свою территорию, где его приоритет был бы основным. Под территорией подразумевается не столько часть пространства, сколько предметы в нем находящиеся. Вы не задумывались о том, почему люди любят привозить сувениры из других мест? Сувенир как бы олицетворяет некоторую часть того места, где побывал человек и, тем самым, расширяет его личную территорию. В общинном укладе все, вплоть до личной одежды, формально являлось общинной собственностью. Однако каждый член общины подспудно считал собственными предметы, находящиеся в его пользовании , чтобы создать свое личное пространство. К тем же вещам, которые бесспорно не входили в его круг "владения" он имел безразличное отношение. Такое положение в целом в целом подтачивало общинные догматы о бережливом и хозяйском отношении к общинной собственности, потому что хозяйское отношение естественно лишь к вещам, которыми человек действительно владеет.

Медленно завершившееся объединение княжеств в Российскую монархию не намного улучшило ситуацию. Энерговооруженность и, соответственно, производительность труда осталось на прежнем уровне, в то время как к поборам местных властей (назовем их по-современному - налогами) добавились еще налоги центральной власти.

Приведенные аргументы приводят к мысли, что главной причиной отставания России от западной Европы, на момент создания Российской государственности, был ничтожно малый обмен знаниями между территориями и странами, из-за невысокой плотности населения, которое, к тому же, было расселено по удаленным общинам, соединенными длинными дорогами. Самоизоляции отдельных регионов также способствовал общинный уклад жизни, естественным образом возникший благодаря уединенному расположению.

Жизнь при царе-батюшке

Однако возникшая Российская государственность не осознавала этой проблемы, да и кому там было ее осознавать? Лишь в гораздо более поздний период отдельные российские монархи и высшие сановники осознавали проблему изоляционизма, но исторические обстоятельства воспрепятствовали принятию эффективных и комплексных мер по разрешению этой проблемы. А в те стародавние времена, вместо действий, направленных на уплотнение населения (строительство новых городов вблизи старых, выделение земель для свободного поселения в центральной России, дарение угодий дружественным дальним племенам и пр.), вместо поощрения товарообмена и создания, что называется, инфрастуктуры, Монархия занялась тем, чему она научилась у Орды, т.е. экспансией.

Государство и так имевшее, как говорят военные, "растянутые тылы", т.е. плохие коммуникации и слабые возможности к концентрации ресурсов, вступило на путь конкистады. Широко известно, к чему привела конкистада Испанию, активно поощряемую Святым престолом. Потратив огромные человеческие и материальные ресурсы на захват заморских территорий, Испания не смогла освоить захваченное, в конце концов потеряла его и откатилась в разряд второстепенных стран. Т.е. Испания надорвалась на конкистаде и надолго оставалась в упадке. Лучшие людские ресурсы Испании были затрачены впустую, если не считать улучшения генофонда заморского туземного населения. Но вряд ли испанские короли имели в виду именно эту цель. Фактически та же участь постигла чуть позднее (по историческим меркам) и другие колониальные империи. Их также погубил паралич управления, связанный с растянутыми коммуникациями.

Нашим горе–правителям повезло больше в виду их бедности. Достигнув частных успехов в захвате плацдармов на обжитых территориях в окрестностях Черного и Каспийского морей, они на этом и успокоились, исчерпав скудные ресурсы, необходимые для ведения компании. Потратили меньше, значит - повезло, какому-то голодному ребенку хватило пищи, чтобы выжить.

Остальная колонизация, от Волги до Тихого океана была проведена самодеятельной частью общества, т.е. в основном, руками разбойников, полагавших, что в походах на восток можно и награбить, и получить искупление грехов по царской милости. Так как Сибирь и Дальний восток в то время оставались практически незаселенными, то флибустьерская сухопутная конкистада прошла относительно безболезненно. Россия получила во владение большую территорию практически без населения, которая в силу неразвитости коммуникаций и технологий использования была, в общем-то, не нужна. Попытки ее освоения (Томск, Хабаровск, Владивосток) еще больше растянули коммуникации.

Монархия, как заметил Б. Акунин, стала походить на бронтозавра с огромным телом и крошечным мозгом, неспособным эффективно управлять частями обширного организма. А между тем, для интенсивного экономического развития России не доставало не территории, а именно населения, причем плотно сосредоточенного в центральной части, не хватало интенсивного товарообмена (и попутного приобретения новых знаний и технических приемов), как между провинциями, так и с остальным миром. А возить товары по длинным дорогам экономически невыгодно, если на другом конце пути нет богатых покупателей. А их, в общем-то, в России и не было.

Церковь

Свое "веское" слово в деле самоизоляции России сказала и православная церковь. Ничем принципиально не отличаясь от католицизма, Православие так же рассматривала людей как "рабов божьих", все поступки которых предопределены и подконтрольны высшим силам. Ну а если все предопределено, то чего суетиться? Церковные подати ложились тяжким бременем на и без того небогатое население, что не способствовало народной любви к институту Церкви. Служители культа были, в целом, столь же мало образованы, что и остальной народ, а потому особенного трепета не вызывали. Возник институт "старцев" как носителей высшей мудрости, однако их советы сводились, главным образом, к мысли, что "бог терпел и нам велел", что не добавляло социального оптимизма у вопрошавших. В целом церковное влияние было направлено на воспитание терпения, а никак не инициативы. Терпеливое население весьма удобно для слабых властителей, но и только. Так как терпение черта весьма близкая по смыслу к боязливости, то терпеливый человек скорее смирится с существующим положением дел, чем займется его улучшением. Тем самым из общества планомерно выпалывался дух инициативы.

Однако в любой популяции рождаются люди с повышенной инициативой, "пассионарии" по Льву Гумилеву. Такие люди способны стать выдающимися организаторами, политическими деятелями, большими художниками и изобретателями, возглавлять рискованные экспедиции, и т.д. Они являются необходимым гормоном, дающим общественному организму постоянный приток энергии для продолжения прогресса. Впрочем, пассионарность часто выливается и в антигуманное и антиобщественное русло. Явными пассионариями были как упомянутые Александр Македонский и Чингисхан, так и Атилла, Емельяна Пугачев, Стенька Разин, Наполеон Бонапарт, Владимир Ульянов-Ленин, Иосиф Сталин, Адольф Гитлер и многие другие известные злодеи.

Церковь, как и общинный уклад, энергично боролась с пассионарными личностями. Результат борьбы был предопределен: пассионарий изгонялся из легального общества в зону криминалитета. Таким образом, Церковь вкупе с общинной моралью, были фактическими создателями многочисленных банд, бесчинствующих на просторах России. В более поздние времена Монархия исторгла, к счастью, конструктивную мысль как приспособить часть этого разбойничьего сословья к государственным нуждам. Многие банды получили вольные грамоты и территории для поселения на границах Российской империи. Так был создан институт казачества. Но это действительно мудрое решение для эффективной охраны границ, увы, не остановило постоянную подпитку разбойной гильдии за счет "чрезмерно" энергичных людей центральной России. В то время, как костры Инквизиции уже давно погасли, Русская Православная Церковь по-прежнему продолжала борьбу с "ересью". Результат известен.

Если переместиться на рубеж XIX - XX веков и соотнести качество жизни населения стран с господствующей конфессией, то получится следующий перечень:

Уровень жизни Господствующая конфессия

высокий (США, Скандинавия, Германия) протестантизм;

средний (Италия, Испания) католицизм;

низкий (Латинская Америка) католицизм;

низкий (Россия, Греция) православие;

нищий (Средний и ближний восток) ислам;

нищий (Индокитай) буддизм.

В настоящее время влияние религии на общественную жизнь уменьшилось в связи с появлением массового суррогата религии в виде профессионального спорта. Но общие тенденции сохранились. Наиболее тормозящими общественный прогресс религиями являются ислам, буддизм, православие и католицизм.

Переломный момент

В XIX веке к перечисленным проблемам России добавились новые. Победа в войне с Францией позволила значительной части русской армии наконец увидеть как живут иноземцы. В результате этого унижающего нас сравнения многочисленная часть просвещенных слоев русского общества начала критически оценивать как методы управления Империей, так и ее внутреннюю политику. Многие из этих критически настроенных людей стали влиятельными сановниками и принесли огромную пользу России, проводя реформы государственного управления, развивая образование и массовое просвещение. Фактически они создали предпосылки для появления гражданского общества в Российской империи. Другие же примкнули к фронде и дали импульс к созданию революционных группировок, в том числе террористического направления.

Другим важнейшим фактом стало то, что значительная часть евреев, исконно проживавших в Польше, стали российскими подданными после включения Великого Княжества Польского в состав империи. Евреи, в силу исторических обстоятельств, имели высокий уровень пассионарности, Таким образом, в России, где коренное население постоянно кастрировалось на предмет инициативы, появилась сплоченное и многочисленное сословие, обладающее инициативой и навыками ее применения. Естественно, что эти качества сразу выдвинули многих представителей еврейской диаспоры на лидирующие хозяйственные позиции. Их хозяйственные успехи благоприятно сказывались на экономике, но вызывали большее раздражение со стороны ксенофобов, составляющих большинство коренного населения, воспитанного в понятиях общинной морали. Православная церковь, увидевшей еще один источник "ереси", также подключилась к процессу гонения "нехристей".

История еврейской диаспоры в России достаточно подробно описана в литературе. Не затронут лишь один аспект, что во второй половине XIX века Монархия была одновременно атакована двумя группами населения: фрондерами, видевшими в царизме источник всех бед (что по большей части являлось правдой, но далеко не полной), а также евреями, боровшимися за место под солнцем на фоне повсеместного, в том числе и государственного, антисемитизма. Противопоставить этим атакам можно было немного, так как гражданское общество еще не сложилось, а государственный аппарат (чиновничье сословие, полиция и армия) страдал все тем же хроническим недугам: неспособностью (непривычкой) проявлять инициативу.

С этого момента можно начать отсчет падения Российской империи. Т.е. победа над Францией в войне 1812 года стала для Российской монархии летальной дозой яда замедленного действия.

Государственная власть не могла, в целом, обеспечить эффективное управление. Население, в основном малообразованное (причины см. выше) и испытывающее постоянный дефицит инициативы, не могло самостоятельно заполнить пробелы государственного управления. Православие, как духовная власть, было не в состоянии отказаться от устаревших догматов и реформироваться на манер протестантизма. Церковь по прежнему продолжала воспитывать безропотную "паству", неспособную защитить самое себя.

При всем этом экономика Империи пошла на подъем с отменой крепостного права, после возникновения текстильной, угольной и металлургической промышленностей и оживления торговли. Была построена уникальная транссибирская железная дорога, (однако лучше было бы сосредоточится на уплотнении сети железных дорог в центральной России), которая связала восточные и западные регионы Империи. Но экономические успехи не могли исправить положение. Часы были запущены. Творцом истории является не бог, а приверженные идее инициативные люди.

Энергичное развитие российской экономики увеличило возможности состоятельной части населения чаще бывать за границей и, по возвращении, привносить в общественное сознание свою толику недовольства дремучестью российского уклада. В просвещенной части общества возник яростный спор между сторонниками традиционной общинно-православной морали и сторонниками протестантской морали, основанной на примате личности над обществом. Спор этих двух групп, получивших идиотские названия "славянофилы" и "западники", был доказательством глубокого кризиса традиционной морали. Увы, различия противоборствующих концепций были столь сильны, что переход от одной платформы к другой путем модернизации был невозможен. Таким образом, на рубеже XIX - XX веков, в России замаячил призрак революции. Однако в любом обществе, где происходит кризис морали, аморальность получает преимущество. Нравы стремительно падали. Торжествовало казнокрадство, мздоимство, разбой.

Первая мировая война

Война 1914 года вскрыла созревший гнойник и выплеснула на российское общество волну накопленной мерзости. Оживились радикальные группировки, имеющие самые кровожадные настроения. Анархисты, эсеры, большевики, бундовцы жаждали крови. Бесславно пала беспомощная династия Романовых. Фактически свершилась революция в никуда, т.к. не было хорошо организованной конструктивной оппозиции, способной вывести Россию к более цивилизованной государственности, будь-то конституционная монархия или республика. На этом фоне многочисленных партий и движений преимущество получили наиболее жестокая "пассионарная" сила. Такой силой оказался союз большевиков, эсеров и бундовцев. Подобралась замечательная компания. Но для любой масштабной акции требовались средства, тривиальные денежные ресурсы. Источником средств для большевиков послужили немецкие деньги, для эсеров - результаты грабежей банков, для бундовцев - "добровольные" взносы еврейской диаспоры. В итоге этот союз смог захватить власть в столице, а затем, с помощью подкупа толпы и угроз, в основных регионах. Пассивное "терпеливое" население безропотно ожидало своей участи.

Да здравствует Советская власть!

Россия провалилась в пропасть, выкопанную многовековой государственной и клерикальной деспотией. В результате гражданской войны наиболее просвещенная часть общества (в большинстве квалифицируемая как "западники") покинула пределы России, и была вынуждена использовать свой потенциал не во благо России, а в развитии европейского общества. Россия же попала под власть злодеев, которые могли совершать над ней любые бесчинства, так как население было лишено инициативы к сопротивлению в результате предшествующей многовековой обработки. Лишь казачьи края, где жили люди не лишенные пассионарности, отчаянно сопротивлялись, но были жестоко истреблены.

Православная церковь, как моральный институт, была уничтожена, потому что являлась объектом особой ненависти бундовцев.

Далее новая элита занялась самоуничтожением (сперва били эсеров, потом бундовцев, потом все друг друга) попутно умертвив еще большее число невинных душ. Где там вашим маратам с робеспьерами. Затем оставшаяся в живых часть элиты набрала из послушного населения надсмотрщиков и расставила их по регионам с приказом беспрекословного подчинения центральной власти. Экономическое развитие России интересовало элиту отнюдь не с точки зрения улучшения жизни народа, а лишь как инструмент самовыживания. Главный упор был сделан на военизацию общества и создание мощных карательных органов. Тем самым, была создана третья модель государственной военной машины "а-ля Александр Македонский" (если второй моделью считать Золотую Орду), не способной существовать без постоянной экспансии.

Коренное сходство новой государственности с царской Россией заключалось в том, что пассионарность также не поощрялась. Ценились исполнительность и послушность. "Ваше дело сполнять приказы". Но на верхних этажах властной иерархии пассионарность ценилась. Т.е. пассионарные личности без моральных устоев, попав на верхние этажи, могли резко ускорить свой дальнейший путь по социальной лестнице, по пути сметая менее энергичных или менее хитрых деятелей.

Затем последовала Великая Отечественная война, выигранная благодаря уже проведенной военизации общества и за счет исключительного зверского отношения к собственному народу, немыслимого даже Адольфу Гитлеру.

Россия потеряла четверть населения, но сохранила военизированную социальную структуру. Произошла существенная экспансия на запад. Априори невысокая эффективность собственной экономики побуждало элиту к продолжению экспансии, но смерть товарища Сталина, как новой ипостаси Чингисхана, прервала кровожадные планы. Новые лидеры оказались более трезвыми (или менее пассионарными) и отказались от этих планов, реально оценив военную опасность нового этапа экспансии. После этого решения годы последующей жизни Советского государства стали лишь годами ожидания неминуемого экономического краха.

Так что же с русским характером?

При проведении краткого исторического экскурса мы получили материал для анализа русского характера.

Традиционной чертой характера, унаследованной от прошлого, является терпеливость, а проще говоря, боязливость. Простой человек ощущает себя бессильным перед государственной машиной и любыми социальными группировками.

Дух общинности в большинстве случаев безвозвратно утерян, поэтому русские люди проигрывают на социальном поле представителям других национальностей, склонным к клановой (корпоративной) морали. Кстати, эта же черта характерна и для классических европейцев, которые сейчас находятся под возрастающим прессом исламской иммиграции.

Исчезновение традиционной морали, базирующейся на христианских догматах, и отсутствие ее полноценного заменителя породило целый спектр морально-этических течений религиозного и иного толка. Фактически, русский народ сейчас является полем битвы между многочисленными шаманами, колдунами, "мессиями", пророками, различными религиозными и идеологическими группировками. Восстановленная, но, к счастью, отделенная от государства Православная церковь эксплуатирует собственный исторический авторитет (не забывая о беспошлинной торговле сигаретами) и по-прежнему проповедует идею покорности. Опыт учит, что опыт ничему не учит.

Вся эта мешанина провоцирует создание широкого спектра моральных позиций в русском народе. Я бы даже использовал термин "российский народ", т.к. идеологическая круговерть последней трети XX века практически размыла национальные особенности народов, проживающих на территории современной России. Однако новый век показал, что в обществе происходят интенсивные процессы национальной сепарации в виде кланового (корпоративного) объединения по национальному признаку. Широко заявили о себе исламские силы, активно ведется работа по воссозданию корпоративной еврейской общины, усиливаются тенденции шовинизма среди этнически русских. Если что и погубит Россию, то это национальный вопрос.

Если в западной Европе (без учета нового фактора исламской иммиграции) система воспитания (семья, школа, кирха, полиция) создает граждан, практически идентичных по моральным устоям, подобно тому как конвейер патронного завода производит идентичные патроны, то в современной России спектр моральных различий необычайно широк. Условно говоря, на одной российской улице живут и агнцы, и волки, и праведники, и грешники, и гении и идиоты.

Можно лишь отметить единственное пока благоприятное обстоятельство: дух предприимчивости и инициативы, под влиянием общественных потрясений последних лет, значительно возрос, охватил значительную часть самодеятельного населения и, видимо, не уступает западноевропейскому уровню.

Нам не хватает лишь главных моральных оснований, таких, как трудолюбие и самоуважение. Они также вытравливались общинным укладом, как и инициативность. В то же время, к примеру, все успехи японцев базируются именно на этих канонах. Честность, порядочность, настойчивость, аккуратность и другие полезные черты автоматически следуют из этих важнейших моральных оснований. Конечно, многие представители русского народа обладают данными устоями в избытке, но эти "многие" пока, увы, не составляют подавляющую часть населения. Я не могу представить, какая сила (во всяком случае, не Православная церковь) сможет внедрить в сознание населения указанные моральные каноны. Уповаю лишь на просвещение.

Если для западной Европы моральная и этическая однородность является плодотворным полем для сотрудничества граждан с целью дальнейшего процветания, то наша многополярная мораль таит в себе источники будущих кризисов.

Поживем, увидим - каких. Возможно, содрогнемся.

И необходимо осознать, что главное и единственное богатство любого народа, это - его моральные устои и уровень образования, а отнюдь не территория и природные ресурсы.